Как перестать бояться рака и защититься

Как перестать бояться рака и защититься

Глава 13
Истории про медицину и не только

1. Встреча с легендой

Как-то в посольстве России во Франции устраивали прием, уж не помню, по какому случаю. Выставки, приемы, презентации — неотъемлемая часть работы любого посольства. А уж что творится, когда с визитом в страну приезжает наш министр иностранных дел или премьер! Задолго до этого начинается подготовка визита, назначаются встречи, «утрясаются» позиции! Дипломаты спят по 4 часа, но и весь тех-состав так же «на ушах»! Все должно пройти гладко, делегацию нужно разместить, обеспечить транспортом, многим другим. А еще вопросы информационного обеспечения, безопастности, связи!
Так вот, очередной приём. Открытый, много гостей — и наши, и французы, и бывшие наши — теперь французы, несколько делегаций из Москвы. Огромный парадный зал, а-ля фуршет (то есть всё стоя!), все роятся с бокалами в руках, перетекая от стола к столу, оживленный гул…

Я всегда чувствую себя на таких мероприятиях неловко: воротник, стиснутый галстуком, жмёт, поесть толком нельзя (а этими закусками только аппетит собьешь, весь долгожданный ужин дома испортишь), выпить — тоже, кругом глубокие декольте, умопомрачительные ароматы… В общем, стоишь, смотришь в пол. Или скользишь поверх голов взглядом. Иногда тебе кивают, здороваются, киваешь в ответ и непрерывно улыбаешься; в 90 % случаев того, с кем сейчас поздоровался, не знаешь или не узнаёшь…

Как обычно, в сонме гостей образуются водовороты, группы, есть свои точки притяжения. Обычно это кто-то из известных людей (про столы с закуской и выпивкой не говорю, и так понятно!), узнаваемые лица. И на этот раз большое скопление людей, возбужденные лица — кто это там? А, Александр Малинин! Тогда его звезда светила очень ярко и его «Поручик Голицин» захватывал дух! Понятно, что такой популярный певец стал центром всеобщего внимания. Я стою в стороне и размышляю, как бы тихонечко отсюда уйти — обязательную программу я уже «откатал», дальше наперед все известно. И тут смотрю, как по залу идет невысокий пожилой человек.

Мимо него разряженные люди проталкиваются к столам, к послу, к Малинину… Скромный костюм не привлекает ничьего внимания, гость пробирается сквозь толпу, неловко держа руки по швам и немного растерянно улыбаясь. И тут я узнаю в нем Михаила Тимофеевича Калашникова! Неужели?! Ведь он даже уже не легенда, он больше, он Символ нашей страны! Во всем мире: в горах Афганистана, пустынях Мавритании и Сирии, саваннах Мозамбика и Анголы, джунглях Вьетнама и Боливии, в Белом доме, на Елисейских Полях и на Даунинг-стрит — везде любой знает это одно русское слово, эту русскую фамилию — КАЛАШНИКОВ! Произносят, коверкая ударения и буквы, кто-то с любовью, кто-то с надеждой, кто-то с ненавистью! А тут он идет сам по залу, и никто не обращает на него ни малейшего внимания! Какая осетрина, какой Малинин, вы что, не видите, что можете сейчас потерять шанс прикоснуться к Истории?!!

И все-таки видят: пока я пытался пробраться сквозь гостей, стараясь не выбить ни у кого бокал из рук, опередив меня, из-за стойки бара вышел бармен, подошел к Калашникову и сказал: «Михаил Тимофеевич, окажите честь, выпейте со мной!» Я стоял и смотрел, как они чокнулись и как осветилось лицо Конструктора… Не стал подходить знакомиться — только отсалютовал бокалом. Постеснялся тогда показаться назойливым, теперь всю жизнь жалею!

2. Пальцы на спор

Городская больница, где я на момент написания этих строк главный врач, славится на всю Москву своим отделением микрохирургии. Там занимаются тем, что пришивают обратно отрезанные, отрубленные, отпиленные пальцы, кисти и некоторые другие части тела. Случилась травма? Произошло, казалось бы, непоправимое? Болгаркой снесло несколько пальцев? Отскочил топор и отрубил мизинец? Все еще можно вернуть! Поместите отсеченную часть тела в целлофановый пакет, обеспечьте холод (лёд, курицу из холодильника, пачку пельменей — все, что под рукой), только не замораживайте, и везите в больницу. Времени у вас есть несколько часов. В справочной по дороге узнаете, где есть травматологическая микрохирургия.

Пришиваем не только пальцы, встречаются иногда и чересчур ревнивые жены, аварии…. Если отсеченная (оторванная) часть тела сама по себе сохранена и правильно транспортировалась, то шансы на успешное приживление весьма высокие! И функция, кстати, сохраняется!

Конечно, не всегда такое возможно. Как-то в Румынии произошел дикий случай: известный хирург-уролог оперировал на уретре. Что-то у него не получалось, хирург вышел из себя и в гневе отхватил скальпелем член больного, а потом не остановился, а буквально нашинковал его на мелкие части! Тут уж восстановлению не подлежит! Больному было 35 лет. Хирург отделался годом тюрьмы условно и крупным штрафом! Вся ситуация звучит нереально глупо? Погодите, там просто доктор псих, умопомрачение нашло на горячего румынского парня, а как вам такая история.

В ближайшем Подмосковье жили-были три брата. «Старший умный был детина, средний был и так и сяк, младший вовсе был дурак!» Но это из «Конька-горбунка», в нашем случае дураки были все трое! Сели они играть в карты. Денег уже нет, «на грудь» принято немало, а без «интереса» играть, видите ли, скучно! На что? А на палец! Кто проиграл — рубит себе мизинец! И вот проигравший брат, со словами «мужик сказал — мужик сделал», рубит топором себе мизинец! Тоже мне — «отец Сергий»! (Если кого-то покоробило такое сравнение, то скажу: всегда считал ту ситуацию, из рассказа Л.Н. Толстого, предельно глупой!

Ты или не подставляйся так, или руби тогда уже другое место, а то так каждый раз — пальцев не хватит!) Самое интересное, что тут хмель со всех разом слетел, кто-то из братьев вспомнил, что видел по телику передачу про реимплантацию (не зря работаем!), нашелся лед, привезли дурака к нам, и все ему пришили обратно. Все, как и положено, бесплатно! Четыре часа работы микрохирургической бригады под микроскопом, нерв к нерву, сосудик к сосуду! А в приемном покое — другой больной — руку в ремень вентилятора работающего мотора затянуло. Ждал — куда деться: ночью мы на всю Москву одни! На мой характер, я бы этим братьям отрубленный палец засунул бы в зад и отправил домой! Но права не имею, клятва врача, инструкции и всё такое…

3. Гасконец из Хакасии

Обожаю Сибирь, особенно Хакасию! Несколько раз в год туда приезжаю: чистейшие прохладные бурные реки, горы, кедры, бескрайние просторы… И люди совсем другие, чем в больших городах. Надежные, немногословные, со своим законом… Обзавелся там надежными друзьями, а ненадежных там и быть не может, с ненадежными из тайги не выйдешь… У всех своя судьба, люди прямые, места суровые. Многие прошли места заключения, это наша специфика. При этом — абсолютно честные люди, которым я без колебаний доверяю жизнь и свою, и сына! Ведь как бывает: слово за слово, оскорбление — а «там не тут», за «базар» придется ответить, тут никто не спустит, иначе уважение окружающих потеряешь навек! Вот и появляется в судьбе у людей 108-я статья часть 2 — убийство по неосторожности, потом лагерь, там опять драка, заточка, срок добавляется… В общем, среди моих хакасских друзей несудимых меньшинство.

Среди близких — два сводных брата, разные и по характеру, и по комплекции. Один худощавый, подвижный, бывший чемпион ещё СССР по вольной борьбе, балагур и заводила. Другой как раз из тех — немногословных, могучий, как из камня высеченный, тоже бывший спортсмен. Совсем разные, а судьбы схожие.

Тот, что богатырь, вышел как-то из леса (охотился), там на дороге «Жигули», «девятка» и четверо в них. Попросил подвезти, его послали по матери, да еще по национальности прошлись (братья — хакасы). Итог — труп на руках, и ведь голыми руками, остальных не догнал… Отпираться не стал, вину на суде признал: «Повторилось бы — опять убил бы!» Потом «лихие 90-е», все было. Только и сегодня каждый, кто его знал тогда, говорит, всегда был справедлив, подлости никогда не было. Уже в наши дни сидят при мне за столом этот брат и бывший сотрудник УГРО, пожилой, но еще очень крепкий человек. Этот бывший майор ему: «А я знал, где ты тогда скрывался, хотел группу захвата послать, да у нас бензина не было!» Эх времена, что же с нами тогда сделали!

Из застольных рассказов: «Тормозит нас мент. Леха к нему выходит, и вдруг из-под треников у него «ТТ» выскальзывает, прямо менту под ноги. Мы в машине сразу подобрались все, а мент поглядел на нас, на Леху, потом поднял «ТТ», размахнулся и зашвырнул в реку! «Теперь катитесь», — говорит! Мы потом вернулись, заставили Леху нырять — ноябрь! Ведь сколько ему говорили: держи оружие правильно! А мент молодец — и не испугался, и долг исполнил!»

Хорошо, что многое позади, прекратилось то падение, все вернулись если не к нормальной, то хотя бы к мирной жизни, а татуировки и шрамы — напоминание, что нельзя туда возвращаться!
Другого брата тоже не обошло: держал палатку, наехали рэкетиры — отбился. Но от него не отстали — на трех «девятках» приехали к дому, стали в квартиру колотиться, мол, выходи, поговорим! А у того жена дома перепуганная и трехмесячная дочка. Честно предупредил: «Мужики, кончайте колотить, дочку мою пугать, не прекратите — выйду и замочу!» Не перестали. Вышел. Взял на голос: «Кто стучал?!» Один шагнул: «Ну я, что, козел, сейчас тебя рвать будем!» Ну да, понадеялся, что боксер, авторитет, друзья вокруг. Только не учел, что этот брат хоть и не богатырь с виду, но «вольник». Чемпион страны! Попал на бросок, вошел головой в асфальт, да так и остался, сломал шею! Остальные попрыгали в машины и уехали, наш борец остался с телом на руках, повез в больницу, но спасти того уже не удалось. Суд признал самооборону.

После такого стал у себя в поселке очень популярен. Многие с проблемами потянулись к нему. Обращается знакомая матери: «Сын в карты проигрался, на него огромный долг навесили и еще «счетчик» включили! Помоги!» А мой друг не только по борьбе чемпион, он и в карты играет виртуозно! Ничего подобного не видел! Пошел к этим «кидалам» и стал играть на долг того парня. Сам все, что семья имела, поставил! И выиграл! Правда, его потом выпускать не хотели, пробиваться пришлось, но это детали, а легенды о той игре до сих пор ходят!

Другой случай. В том поселке крупный железнодорожный узел, приходит заслуженный машинист: «Помоги с внучкой! Пристали к ней бандиты, проходу не дают, дома сидит и плачет все время!» Этот брат мне потом рассказывал: «Ну не мог я ему отказать, я же его с детства знаю, он же орденоносец, у нас единицы такие были!» Назначил встречу, приехал с друзьями. С той стороны уперлись — не по понятиям встреваешь, тут дело личное! Наш возражает: «Если личное, то при чем насилие, и вообще, я отцу обещал!» Зашел спор в тупик, порохом запахло, и наш борец (и в прямом смысле, и за справедливость) предлагает: «Вот мы садимся с тобой в машину вдвоем и уезжаем. Но вернется один! Другой останется лежать в лесу. Вот кто вернется, того и правда! Согласен?!» Визави сначала сгоряча согласился, уже и в машину сел, потом передумал, стал спорить. Но мой друг уже понял, что сломал!

Дожал, взял слово, что оставят девушку в покое! А самое интересное в этой истории то, что на тот момент он эту внучку и в глаза не видел! А когда та пришла благодарить — ну это уже начало другой истории!

4. Как вылечить от алкоголизма

Никогда не понимал, откуда у нашего народа такая тяга к устрицам! Ананасы, рябчики — это понять можно, там хоть понимали, из какой области, может быть, вкус когда-то буржуйских деликатесов! Но устрицы? На Дальнем Востоке мало кто тогда бывал, за границу не ездили, но про устрицы мечтали! Вспомните деда Щукаря и лягушку, случайно попавшую в котел, когда тот кашеварил! («Это что же такое?» — зловеще спросил Любшин. «Вустрица, русским языком вам говорю! Лягушка — мразь, а в вустрице благородные кровя! Мой родный кум при старом режиме у самого генерала Филимонова в денщиках служил и рассказывал, что генерал их даже натощак сотнями заглатывал! Ел прямо на кореню! Я нарошно для навару вам, дуракам, положил ее, для скусу…») Сам сколько читал в детстве и удивлялся, что они пищат, когда их глотают! («Вустрица ишо из ракушки не вылупится, а он уж ее оттель вилочкой позывает. Проткнет насквозь и — ваших нету! Она жалобно пишшит, а он, знай, ее в горловину пропихивает».)

Уже начав ездить по разным странам, устриц решился, тем не менее, попробовать не сразу! Разложенные в открытом виде на блюдах со льдом кусочки их белесого мяса, плавающие в перламутровой раковине, смотрелись как-то болезненно! Да и тиной с йодом пахло не очень аппетитно… В нераскрытом виде вообще на замшелый булыжник похоже!

Потом собрался и решился попробовать. На рыбном рынке мне открыли одну, полили специальным уксусом, и я отправил все это в рот. Первый опыт оказался неудачным — проглотить я это не смог, по вкусу это больше всего напоминало сопли из далекого детства! Француженка-продавец качала головой и что-то тараторила, я же замахал руками и ушел.

Потом принял решение: живя во Франции, надо приучить себя к устрицам! С лягушками я научился расправляться в Америке, там это привычное блюдо в китайских ресторанах, а вот французы их, оказывается, вовсе не едят! Остается овладеть устрицами! Посольские гурманы рассказали, где они самые вкусные. Думаете, в роскошных ресторанах в центре?! Ничего подобного — забегаловка на выезде из Парижа, прямо у станции подземки. А я еще удивлялся, почему там то «Порш» стоит, то «Бентли»).

Я знал про всем известное правило, что есть их надо только в то время, когда в названии месяца присутствует буква «Р», летом они еще не выросли или что там такое…. Подкованный теоретически, я приступил к практике. Главное — побольше лимона! Уже с третьего раза мне стало нравиться. Пахнет морем, водорослями, чуть горчит, но оставляет послевкусие поразительной свежести! Разобрался, что крупные — самые невкусные, размер не больше 3-го, знал, какие сорта брать. Как капать лимонным соком и определять степень свежести по тому, как устрица подбирает края бахромы по окружности раковины. Водил и угощал гостей. С пренебрежением отзывался о гигантских тайских или дальневосточных породах, смеялся над американцами, которые устрицы запекают (!!!) с сыром. Обзавелся устричным ножом и открывал их виртуозно.

А потом устрицы стали мстить — видимо, за то долгое пренебрежение ими, неодобрительные отзывы и нелестные эпитеты. Я поехал в Этриту — побережье Нормандии, два часа езды от Парижа. Красивейшее место, прославлено импрессионистами, место высадки союзников и ожесточенных битв: до сих пор везде доты и следы укреплений. Вот не держу американцев за умелых воинов — посмотрите, после той своей Гражданской они воевали так себе, в наше время вообще нет ни одной их устойчивой победы, хотя они влезают везде, куда могут и не могут! Ирак? Ливан? Афганистан? Сирия? Везде уходят, оставляя неразбериху, кровь и хаос! Но высадка тогда в Нормандии достойна самой высокой оценки! Жизней не жалели!

Так вот устрицы, там они самые вкусные, прямо из моря, сразу на стол, не то что два часа до Парижа им трястись! Понаслаждался я ими и — в обратный путь, в Париж: работа ждет! И не доехал, приступ головной боли, резкая слабость, потливость и потом сильнейшая тошнота! Затормозил у обочины и бросился в кусты. Рвало так, что думал, умру на месте! Прошло время, я думал тогда, что, видимо, экземпляр несвежий попался, может, дохлую устрицу подобрали! Через какое-то время там же в Этрите опять заказал свежайших устриц. И опять на обратной дороге такое же состояние! Пришлось опять останавливаться. Причем, когда, стоя на коленях, я поднял голову, я узнал место!

Да, вот овраг, а тут расщепленный кедр! Сценарий повторился один в один! Но я же упрямый! На следующие выходные я опять в Этрите и опять устрицы. И опять накатывает ужасающее состояние на обратном пути! Опять торможу — и надо ли говорить, что из всего 200-километрового пути я бессознательно опять остановился точно на том же месте, у того же оврага! Вот тут я и понял, что устриц мне больше не есть! И правда — тошнота стала накатывать всегда при одном взгляде на них! Более того, когда периодически посещаю Этриту, на меня всегда «накатывает», когда я проезжаю тот 98-й километр с тем оврагом и раздвоенным кедром! Примерно тот же принцип лежит в основе лечения от алкоголизма дисульфирамом (антабусом). И точно, если бы я такое испытывал от вина, то я бы никогда не стал даже смотреть в его сторону!

5. Как отдают честь по-русски

В те времена, когда бензин стоил как газированная вода и на дорогах ездили только отечественные автомобили, не существовало разделения на летнюю и зимнюю резину. Покрышки были или с относительно сохраненным протектором, или лысые! Чаще лысые. Дороги зимой чистили, но никаких реагентов — чисто, красиво. Скользко? А не разгоняйся сверх меры! Как-то я встречал друга, прилетавшего из Риги, январь и все как положено: мороз, снег, лед — это вам не сегодняшние слякотные времена! Я всегда был лихач, а уж в молодости-то! Головы еще нет, гормоны играют (правильно, что молодежь в армию берут: дурная пена там уходит, людьми становятся!).

Едем мы уже по Кольцевой автодороге, друг с любопытством все рассматривает — у него в Риге никакого снега, а здесь зимняя сказка! Скорость под сто, для «Жигулей» и по асфальту немало, а тут под колесами чистый лёд! Проезжаем новые корпуса кардиоцентра, я с гордостью рассказываю, что вот именно здесь я и работаю, какой это передовой центр мирового уровня, ну и привираю немного, конечно! Какой я тут крутой доктор, да какие у меня пациенты, да какие у меня связи! (А чего он со своей Ригой: и прямо-таки Европа, и Раймонд Паулс у них там, и с Пикулем в одном доме живет!) Дорога пустая, я «поддаю» и вдруг выскакиваю из-за пригорка на инспектора ГАИ, который стоит на обочине. Он видит, как мы несемся с явным превышением не только разрешенной, но и разумной скорости, но тормозить нас уже тоже опасно: понимает, что если я сейчас нажму тормоз, меня на таком льду наверняка занесет, закрутит и выбросит с дороги! Инспектор только и сделал, что поднял руку и покрутил пальцем у виска: мол, совсем одурел так лететь по гололеду! Мой же рижский друг, не разглядев жест полностью, с огромным удивлением уставился на меня: «Смотри, смотри, он же честь тебе отдаёт! Вот здорово, я-то думал, ты заливаешь, что в таком уважении! Вот чтобы так?! У нас честь постовые только Первому секретарю отдают!»

6. Как я был Пашей Колокольчиковым

В детстве по телевизору часто показывали фильм «Живет такой парень». Там главный герой выводит пылающий бензовоз за территорию базы, спасая всех! Вот уж не думал тогда, что испытаю что-то подобное!

В Америке без машины жить невозможно. Там вся жизнь и инфраструктура построены исходя из факта, что машина есть у каждого. У школьника, у безработного, у студента. У тебя может не быть жилья, но машина есть обязательно. Не важно какая, не важно, что на ней уже не осталось краски, не важно, что она потеряла первоначальный облик, лишь бы ездила и тормозила! Про «тормозила»: своими глазами видел помятого облезшего монстра, к переднему бамперу которого была привязана автомобильная покрышка, на манер как это делают на баржах. Я уж не знаю, как он проходил техосмотр, но этот водитель своим тормозам уж точно не доверял!

Подобный металлолом не стоил ничего (помните «Брат-2»? 500$ for that car?!! Аха-ха!»). Бензин, особенно в те времена, тоже был довольно дешев. Именно поэтому на американских машинах огромные объёмы двигателей без всяких заморочек об экономии топлива. Главное, заплатить обязательную годовую страховку — вот без нее ездить точно нельзя!

Мне с машинами в Америке не везло. Сразу по приезде я купил довольно новый «Форд Торос». Друзья-евреи предупреждали: «Ой, не бери машину с таким названием! Похоже на «Сорос» — на идиш обозначает «беда»!» Пренебрег… В итоге крупная авария, машина в хлам, да еще 200 долларов пришлось заплатить за утилизацию! Надо было срочно брать другой автомобиль — на сей раз неприхотливую и дешевую рабочую лошадку — голубенький «Олдсмобиль».

Но он таинственным образом исчез с охраняемой крытой стоянки госпиталя. Никто ничего не видел, камеры не работали — остается только гадать, кому понадобилась самая, наверно, дешевая машина на этой стоянке. Пришлось опять занимать денег и лезть в объявления. На этот раз я уже задумался. Относительно новую машину уже не потяну, брать совсем автохлам тоже не хочется (а тут его еще и крадут, оказывается!). И тут вижу редкий вариант — пятилетний «Кадиллак», как раз за мои небольшие деньги! А я всегда мечтал об огромной мощной машине! «Кадиллак» — никогда и подумать не мог, что когда-нибудь он у меня будет! При первом на него взгляде понял, что без него я не уйду!

Темно-серый, с хромированными колесами, матерчатым верхом и диванами из дорогой кожи! Пусть кожа потрескалась, а краска местами потерлась, все равно дух роскоши сохранился! Огромный, в зеркало заднего вида толком и не углядишь, где он, собственно, кончается, плавный, больше похожий на яхту, чем на автомобиль! Робкими возражениями жены про чудовищное потребление топлива я пренебрег! Неделю ездил в госпиталь страшно гордый, и каждый раз меня окружали друзья-интерны и с завистью просили дать посидеть внутри! Уже сам факт, что все так удачно сложилось, должен был меня насторожить! Но я упивался гордостью обладания такой машиной и ни о чем плохом не думал!

Судьба немного подождала «и нанесла удар свой, ему исподтишка!». Возвращаясь с дежурства, уже на подъезде к дому, увидел, что из-под капота пошел белесый дым. Я решил, что закипел двигатель, и поспешил заехать на подземную стоянку своего многоквартирного дома — припарковаться негде, а встать, перегородив узкий проезд, тоже не вариант. Ну а если сейчас вообще заглохну посреди дороги, то потом не оберусь проблем с эвакуацией! На подземной стоянке я вышел и открыл огромный — больше крышки рояля — капот. Навстречу мне рванулось пламя! Я бросился к пожарному щиту, там должен быть песок. Песка там не оказалось, что само по себе уже невероятно — это же Америка, где все помешаны на противопожарной безопасности! Пока я метался, огонь разгорался все сильнее, его языки уже вырывались из-под капота! Бензина был полный бак, и я понимал, что сейчас все это рванет!

А доходные дома в Америке — то есть построенные специально на сдачу жильцам — очень хлипкие, с тоненькими деревянными перекрытиями и в буквальном смысле фанерными перегородками! Машину надо было выводить, иначе быть большой беде! Я прыгнул за руль и поехал к воротам. Из-за дурацкой экономии не приобрел, когда арендовал место, дистанционного ключа: вот еще, платить 30$, что мне, выйти и нажать на кнопку трудно?! Теперь это стоило мне еще полминуты времени, а пламя уже охватило весь перед машины!

Когда я наконец выехал на белый свет, все лобовое стекло уже пошло трещинами. Надо сказать, мое появление на улице из подземного гаража на пылающем «Кадиллаке» имело эффект — (Помните у Булгакова: «Выход Мага публике понравился!») Я всегда удивлялся, когда смотрел фильмы о войне: ползет огромный танк, в него кидают бутылку с зажигательной смесью, и тот встает как вкопанный и сгорает в считаные минуты! Тут костер в лесу никак, бывает, не разгорится, хоть ты туда и бересты, и сухих листьев! А тут тонны металла! Так вот подтверждаю: огромная и, казалось бы, вся металлическая машина полностью сгорает за 5 минут! Когда я выскочил, уже горели покрышки и матерчатая крыша! Еще пара минут, и все кончилось, остался только обгоревший остов, который тем не менее с энтузиазмом стали поливать пеной приехавшие пожарники. Надо ли говорить, что мне опять пришлось платить те же 200$ за утилизацию остатков! Следующую машину я купил самую дешевую, 10-летней давности и небольшую. Так на ней благополучно и доездил до конца контракта.

Послесловие

Книга, посвященная онкологии, может занимать многие тысячи страниц. Глав может быть столько же, сколько и многочисленных локализаций и разновидностей опухолей. Здесь перечислены только самые распространенные. Ведь эта книжка — не справочник по онкологии. Бороться с этими болезнями человек будет рука об руку с лечащим врачом-онкологом, справочники тут «не вариант»… Но мы — не набор органов: здоровых, не совсем здоровых и откровенно больных! Трудно найти онкологического больного без сопутствующего диабета, ожирения, артериальной гипертонии или хронического бронхита. И чаще пациенту приходится общаться с терапевтом, чем со специалистом-онкологом. Это отражает тот факт, что онкология в массе своей перестала быть злокачественным специфическим заболеванием и перешла в разряд хронических болезней, таких как астма, остеопороз, стенокардия, гипертония, диабет… И как в случае этих болезней, людям очень важно знать меры профилактики и предупреждения осложнений. Люди после правильного онкологического лечения теперь живут десятилетиями, и многое в деле увеличения качества и продолжительности жизни зависит от них самих. Как и в любой устойчивой системе, в жизни онкологического пациента должны быть определённые правила. Я как врач общей практики сформулировал их так:

  • (1) Никогда не сдаваться!
  • (2) Верить в себя и в своего Ангела-хранителя (не важно — христианского, мусульманского, иудейского или буддийского, Бог, как вы понимаете, один, и он на вашей стороне!).
  • (3) Двигаться и двигаться, независимо, чувствуете вы в себе силы или нет, не ложиться. Тут все наоборот известной арабской пословице! Для вас лучше сидеть, чем лежать; лучше стоять, чем сидеть; лучше идти, чем стоять!
  • (4) Не искушать судьбу курением и излишним потреблением алкоголя. Тут Ангел-хранитель может и обидеться!
  • (5) Помнить о своем здоровье вообще: рак не индульгенция от других заболеваний! Обязательно — правильное питание, физические упражнения, контроль веса, артериального давления, наблюдение за важнейшими параметрами анализа крови.
  • (6) Профилактический прием противорецидивных препаратов, назначенных врачом, регулярное посещение специалиста.
  • (7) Гнать от себя пессимистические мысли. Вам выпало испытание, и вы можете вынести его достойно, воля и вера творят чудеса. Онкология — та область медицины, где чудеса действительно встречаются (коллеги, подтвердите!), самые запущенные случаи могут закончиться излечением!
  • (8) И опять — НИКОГДА НЕ СДАВАТЬСЯ!



Source: aktei.ru

admin